Уголовно-процессуальный кодекс РФ ( УПК РФ ) с комментариями к статьям

Статья 247. Участие подсудимого

См. текст статьи в предыдущей редакции

Статья 247. Участие подсудимого

1. Судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой настоящей статьи.

2. При неявке подсудимого рассмотрение уголовного дела должно быть отложено.

3. Суд вправе подвергнуть подсудимого, не явившегося без уважительных причин, приводу, а равно применить к нему или изменить ему меру пресечения.

4. Судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие.

5. В исключительных случаях судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу.

6. Участие защитника в судебном разбирательстве, проводимом в соответствии с частью пятой настоящей статьи, обязательно. Защитник приглашается подсудимым. Подсудимый вправе пригласить несколько защитников. При отсутствии приглашенного подсудимым защитника суд принимает меры по назначению защитника.

7. В случае устранения обстоятельств, указанных в части пятой настоящей статьи, приговор или определение суда, вынесенные заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке, предусмотренном главой 48 настоящего Кодекса. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке.


<Статья 246 | Статья 247 | Статья 248>

Научно-практический комментарий:

1. Согласно подп. "d" п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Резолюцией 2200 A (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 г., "каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника". Поэтому общим правилом в УПК РФ является то, что судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого. При неявке подсудимого рассмотрение уголовного дела должно быть отложено на определенный срок с одновременным вызовом подсудимого в судебное заседание, а к подсудимому, не явившемуся без уважительных причин, могут быть применены меры процессуального принуждения: привод, меры пресечения либо в отношении его может быть направлен запрос иностранному государству о выдаче (ст. 460). Если подсудимый скрылся, суд приостанавливает производство в отношении этого подсудимого до его розыска, о чем выносится постановление (ч. 3 ст. 253). Закон разрешает приостановление производства по делу и в том случае, если на момент подготовки к судебному заседанию место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в судебном разбирательстве отсутствует (ч. 4 п. 1 ст. 238 УПК). Однако УПК допускает и случаи, когда судебное разбирательство проводится без участия подсудимого. Так, с согласия подсудимого судебное разбирательство без его участия может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести сам подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие. Это не разрешается, когда по ходатайству подсудимого проводится судебное заседание о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением, - в этом случае участие подсудимого в судебном заседании обязательно (ч. 1 ст. 316).
2. В порядке исключения из общего правила судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого. Одно из условий для заочного рассмотрения дела состоит в том, чтобы подсудимый не был привлечен к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч. 5 комментируемой статьи). Прежде всего следует отметить, что по "данному уголовному делу", т.е. делу, возбужденному российскими правоохранительными органами, лицо иногда может быть привлечено к ответственности на иностранной территории, но только в тех случаях, когда материалы возбужденного и расследуемого уголовного дела направляются в компетентные органы иностранного государства для осуществления там уголовного преследования. Но это возможно лишь в случае совершения преступления на территории РФ иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами (ст. 458), причем, очевидно, только при согласии на привлечение его к ответственности со стороны вышеупомянутых зарубежных органов. Можно полагать, что в ч. 5 настоящей статьи на самом деле имеется в виду другая ситуация, а именно когда по делу, намеченному к заочному рассмотрению в России, лицо не было привлечено к уголовной ответственности в иностранном государстве. Возникает также вопрос: что понимать под привлечением к уголовной ответственности на территории иностранного государства? Поскольку это понятие применяется в данном случае в российском уголовном процессе, то в целях правовой определенности его следует толковать так же, как оно понимается в УПК РФ. Здесь оно помимо ч. 5 ст. 247 терминологически используется лишь в двух ситуациях. Во-первых, в связи с выделением уголовного дела в отдельное производство в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, привлеченного к уголовной ответственности (п. 2 ч. 1 ст. 154), что указывает на привлечение к уголовной ответственности лица уже в момент признания его не только обвиняемым, но и подозреваемым. Во-вторых, данное понятие используется в контексте истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 414). Принимая во внимание, что истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности закон именует также истечением сроков давности уголовного преследования, исключающего возбуждение уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 24), можно заключить, что начало уголовного преследования конкретного лица, в том числе и при возбуждении в отношении его как подозреваемого уголовного дела, и есть привлечение к уголовной ответственности. Показательна в этом отношении также ст. 23, в названии которой фигурирует синтезирующий оба понятия оборот - "привлечение к уголовному преследованию", а из текста самой статьи видно, что речь идет именно о возбуждении уголовного дела (по заявлению руководителя организации).
Следует иметь в виду, что привлечение к уголовной ответственности в зарубежных уголовно-процессуальных системах может происходить по-разному, однако, как правило, оно также практически совпадает с начальным моментом уголовного преследования конкретного лица. Так, в Англии и США оно имеет форму обращения полиции в суд с заявлением об обвинении (information, англ.) или за получением ордера на арест (writ of capias), что, по сути, равнозначно возбуждению уголовного преследования в отношении конкретного лица <1>. Во французском судопроизводстве первоначальное обвинение предъявляется при так называемом привлечении лица к рассмотрению дела (mise en examen, фр.), когда в отношении лица, привлекаемого к рассмотрению (personne a l'encontre de laquelle), собраны серьезные доказательства виновности, правдоподобно свидетельствующие о совершении им преступления, и оно вызывается либо доставляется к следственному судье <2>. В немецком уголовном процессе обвиняемый появляется уже в силу формирования у органа, осуществляющего уголовное преследование, так называемого начального подозрения в совершении лицом преступления, что находит выражение в допросе этого лица как обвиняемого (подозреваемого) либо в результате применения к нему мер принуждения <3>. Представляется, что названные действия и означают на территории соответствующих иностранных государств привлечение лица к уголовной ответственности, что исключает заочное рассмотрение уголовного дела в российском суде.
--------------------------------
<1> См.: Пешков М.А. Арест и обыск в уголовном процессе США. М., 1998. С. 29.
<2> См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. С. 334 - 335.
<3> См.: Бойльке В. Уголовно-процессуальное право ФРГ. Красноярск, 2004. С. 79.

3. В силу ч. 4 ст. 253 приостановление производства в случае заочного рассмотрения по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях не допускается. При этом следует особо обратить внимание на то, что положения ст. 253 в отличие от ст. 238 УПК, регулирующей приостановление производства на предварительном слушании, не препятствуют приостановлению производства по делу в стадии судебного разбирательства в случае тяжелого заболевания обвиняемого, если оно подтверждается медицинским заключением. Кроме того, приостановление производства в этих случаях также обязательно на основании ст. ст. 101, 103 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" в случае направления судом запроса в Конституционный Суд о соответствии закона, примененного или подлежащего применению в данном уголовном деле, Конституции РФ.
4. Представляется, что в любом случае рассмотрение дела судом в отсутствие подсудимого допустимо только тогда, когда на предварительном расследовании обвинение ему было предъявлено лично в порядке, предусмотренном ст. 172 или ч. 2 ст. 225. Кроме того, действующий УПК требует и личного ознакомления обвиняемого с материалами оконченного предварительного расследования (ст. 217, ч. 2 ст. 225). Очевидно, что при невыполнении этих условий суд должен возвратить дело прокурору на основании ст. 237 для устранения допущенных в досудебном производстве существенных процессуальных нарушений (см. об этом комментарий к ст. 237).